Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть



сегодня 16 декабря суббота

Комитет Государственной Думы по делам национальностей

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Заседание Совета по межнациональным отношениям

22.10.2013

Президент провёл в Уфе заседание Совета по межнациональным отношениям. Главная тема заседания – реализация государственной национальной политики в субъектах Российской Федерации.

Обсуждались также вопросы совершенствования региональных законодательных баз, систем кадрового обеспечения, этнологического мониторинга, социально-культурной адаптации и интеграции мигрантов.

Стенографический отчёт о заседании Совета по межнациональным отношениям

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Наша встреча посвящена вопросам реализации государственной национальной политики в субъектах Российской Федерации. Для большинства российских регионов характерно этнокультурное и религиозное многообразие, это хорошо известно, и мы обсудим, что делается на местах для обеспечения межнационального мира и согласия.

У нас уже установилась хорошая традиция проводить заседания нашего Совета в регионах Российской Федерации. Сегодня мы собрались в Уфе, где отмечается 225-летие указа императрицы Екатерины II, которым было учреждено духовное собрание магометанского закона. Такое решение способствовало самоорганизации мусульманского сообщества России и, конечно же, его плодотворному развитию ради служения обществу и нашей стране.

Это событие сыграло заметную, очень важную роль в укреплении российской государственности, внесло свой вклад в создание общего духовного и культурного пространства, в формирование объединяющих нас ценностей и традиций. И наш долг – хранить это уникальное наследие, поддерживать межнациональное согласие, достойно и грамотно отвечать на новые современные вызовы и проблемы.

Коллеги, на первом заседании Совета мы определили конкретные направления совместной работы. Они были учтены в государственной национальной политики до 2025 года, которая утверждена в декабре 2012 года. Правительством был принят план её реализации на 2013–2015 годы, а также программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России», в рамках которой предусмотрено финансирование региональных программ. При этом впервые для решения национальных вопросов был использован так называемый программно-целевой метод. Это была инициатива членов нашего совета, предложенная на нашей в Саранске. Она реализована в документах, которые были только что мною названы.

Сейчас особенно значимы активные содержательные усилия на местах, стремление региональных и муниципальных властей на деле обеспечить выполнение новой Стратегии государственной национальной политики – разумеется, с учётом специфики и особенностей территорий.

Однако, надо прямо об этом сказать, работа пока разворачивается медленно: планы реализации федеральной Стратегии составили только девять регионов Российской Федерации. Повторю, речь идёт лишь о планах, о первых необходимых мерах, а если проанализировать конкретную работу, то картина, видимо, будет ещё более удручающей.

Что касается собственных стратегических документов, то их приняли в 21 субъекте Федерации. Но и здесь не всё так, как хотелось бы: большинство документов явно устарело.

У нас федеративное государство. Мы, как правило, рекомендуем регионам составить планы или разработать свои документы, дополняющие федеральные. Однако напомню, что в Конституции России прописано, что федеративное устройство основано на единстве системы государственной власти, а это предполагает согласованность и координацию действий всех уровней власти при решении общенациональных задач. К ним, безусловно, относятся и межнациональные отношения. Это один из самых важных, сложных и один из самых чувствительных вопросов, требующий нашего общего повышенного внимания.

При этом нужно помнить, что раздоры на почве межнациональных отношений, как правило, зарождаются именно на местах, – там, где их и нужно заблаговременно блокировать. Руководители на местах, к сожалению, часто предпочитают кабинетную работу, пользы от которой или никакой, или очень мало, особенно если не достучаться до соответствующих руководителей. В Бирюлёво, например, вы знаете, недовольство жителей накапливалось годами. Обращения были и в полицию, и в местную управу, и к руководству округа. Зачем нужна власть, если она не хочет знать ситуацию такой, какая она есть на местах, не принимает никаких мер и не слышит людей? Всё это приводит к тяжёлым конфликтам, в том числе на национальной и религиозной почве, приводит к попыткам решать эти конфликты неправовыми методами.

Недопустимо также попустительство незаконным действиям приезжих, которые нарушают миграционное законодательство, совершают правонарушения. Это тоже очевидно, я об этом уже неоднократно говорил. Подчеркну ещё раз, каждая территория, рынок, дом – это сфера ответственности конкретного человека, конкретного руководителя, собственника предприятия или чиновника. И самоустраняться от этой ответственности недопустимо ни для кого.

На днях палатами Федерального Собрания принят закон об определении полномочий региональных и муниципальных властей и их ответственности за возникновение межнациональных конфликтов, вплоть до отправки в отставку руководителей, которые не смогли предотвратить конфликт. подписан.

Как уже отмечал на нашем Совете в Саранске, зачастую такие конфликты возникают на бытовой почве. И эти столкновения, если в них оказались втянуты люди разных национальностей, моментально используются экстремистскими, радикальными объединениями, конкретными людьми для нагнетания межэтнической напряжённости и, разумеется, для достижения своих узкокорыстных политических целей. А средства массовой информации, итернет-сообщество часто подхватывают и тиражируют именно раскрученную национальную версию или помогают тем, кто хочет раскрутить эту национальную версию и трактовку конфликта, и тем самым сознательно или просто по глупости, в силу низкой профессиональной квалификации ещё больше усугубляют ситуацию.

Убеждён, что большинства таких конфликтов можно было бы избежать, если бы власть на местах прислушивалась к запросам и мнению людей, справедливо и оперативно решала возникающие проблемы.

Повторю, разовые, «пожарные» меры по предупреждению межнациональных конфликтов неэффективны. Нужны современные системные методы и подходы, которые отражены в новой Стратегии государственной национальной политики. И она начнёт работать в полную силу только тогда, когда будет востребована в регионах, станет реальным руководством к действию, к кропотливой, системной работе по укреплению межнационального согласия.

Подчеркну, региональные планы реализации Стратегии национальной политики должны быть содержательными, отражать потребности, отражать специфику каждой конкретной территории. Пустое бумаготворчество вообще-то никому не нужно никогда, а в данном случае просто вредно.

Необходимо также создать в регионах на единой методологической основе систему мониторинга межнациональных отношений, оценки рисков, мер предупреждения возможных конфликтов. Здесь важна роль научного и экспертного сообщества.

По моему поручению уже создан научный центр, обеспечивающий мониторинг межнациональных отношений на Юге России и в регионах Приволжского федерального округа. Считаю, что во всех регионах нужно использовать богатейший потенциал нашей академической школы, быть в диалоге с институтами гражданского общества, с национально-культурными объединениями.

Ещё раз прошу своих представителей в федеральных округах не просто отслеживать и контролировать ситуацию – нужно помогать региональной и муниципальной власти анализировать положение дел в межнациональной сфере и вместе с ними решать сложные проблемы, если они возникают.

Особое внимание надо уделить кадровым вопросам. На должности заместителей глав регионов, ответственных за межнациональные отношения, должны назначаться люди, обладающие современными знаниями в этой сфере, способные сформировать коллектив грамотных управленцев, наладить прямой диалог с людьми, общественными объединениями. Всё это требует и особых личных качеств, и глубоких профессиональных навыков.

Давайте, уважаемые коллеги, обсудим, какие конкретные меры надо предпринять для подготовки и переподготовки государственных и муниципальных служащих, работающих в сфере национальных отношений, в области миграционной политики.

Тенденция последних лет – возрастающая напряжённость в отношениях между местным населением и мигрантами, причём как внешними, так и внутренними.

Сегодня вопросы адаптации и интеграции мигрантов решаются Федеральной миграционной службой и Минрегионом. Но надо признать, что позитивных изменений здесь пока немного. Вместе с тем полагаю, надо активнее работать на местах. Возможно, стоит подумать о составлении трудовых карт, определяющих потребности субъектов Федерации в дополнительной рабочей силе, но главное внимание уделять социальной адаптации мигрантов, создавать для этого необходимые условия. Такие центры адаптации организованы в Тамбове и Оренбурге, и, по предварительной оценке экспертов, они могут дать хороший результат.

И в заключение о предложении учредить ежегодную общероссийскую общественную премию «За вклад в укрепление единства российской нации». Думаю, что это будет хорошим стимулом для тех, чья деятельность связана с такой ответственной и очень чувствительной сферой, как межнациональные отношения.

Давайте приступим к работе. Позвольте предоставить слово Слюняеву Игорю Николаевичу, Министру регионального развития Российской Федерации. Пожалуйста, Игорь Николаевич.

И.СЛЮНЯЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги! За полтора года с момента принятия Указа Президента № 602 «Об обеспечении межнационального согласия» сформированы основные инструменты реализации государственной национальной политики. В декабре 2012 года утверждена Стратегия государственной национальной политики до 2025 года, которая определила ключевую национальную идею – формирование единой гражданской нации.

Благодаря Стратегии в сфере национальной политики возникли внятные цели и задачи, сложилась стройная система управления. Сегодня главными её элементами являются Президентский совет по межнациональным отношениям, профильные подразделения Администрации Президента и Правительства Российской Федерации, Межведомственная рабочая группа под руководством [Заместителя Председателя Правительства] Дмитрия Николаевича Козака, Министерство регионального развития (как уполномоченный орган) и органы в субъектах Федерации.

На региональном уровне уполномоченные органы власти – это консультативные советы по межнациональным и межконфессиональным отношениям, объединяющие национальные культурные автономии и институты гражданского общества.

Следующим шагом стало полноценное участие органов местного самоуправления в выработке и реализации решений в области межнациональных отношений и ответственность за состояние в этой сфере. Соответствующий закон (с поправками в ФЗ-131) подписан сегодня Президентом Российской Федерации. Утверждён план мероприятий по реализации Стратегии на 2013–2015 годы, появилась федеральная целевая программа «Укрепление российской нации» на 2014–2016 годы. Бюджет программы небольшой, всего 6,8 миллиарда рублей, но он позволил совместно с субъектами Федерации начать работу над наполнением региональных программ конкретными мероприятиями и, что особенно важно, профинансировать их из федерального бюджета.

Ряд субъектов Федерации уже демонстрируют положительные примеры практической работы. В их числе Оренбургская, Белгородская и Костромская области, Республика Мордовия, другие регионы России. На фоне активного социально-экономического развития России в этих регионах практически нет конфликтов на межэтнической почве. Анализ показывает, что в основе успеха всегда совокупность факторов: совместная работа региональных и местных органов власти, правоохранительных органов по мониторингу и ранней профилактике межнациональных конфликтов, активная работа в вузах и общеобразовательных школах, постоянное взаимодействие с национальными культурными автономиями и представителями религиозных организаций, наличие стройной системы управления сферой межнациональных отношений, продуманная экономическая и миграционная политика, разумное квотирование и расселение, контроль за организацией занятости трудовых мигрантов.

В благополучных регионах активно практикуются культурно-просветительские меры, однако они скорее дополняют общую работу, но ни в коей мере её не подменяют. Разработка и внедрение комплексного подхода в вопросах национальной политики – единственный ключ к успеху. В рамках реализации федеральной целевой программы мы выстраиваем полноценную систему действий, которая позволит перейти от мероприятий «пожарного» толка в области межнациональных отношений к логичной и последовательной и, что важно, повседневной работе.

Что для этого необходимо. Первое – мониторинг, раннее предупреждение и выявление возможных конфликтов. На федеральном уровне в основу автоматизированной информационной системы войдут социологические опросы, исследования СМИ и социальных сетей, ведомственная информация, данные экспертных, общественных и религиозных организаций. Региональный уровень станет логичным продолжением этих мер. Благодаря такому мониторингу мы получим набор точек межэтнической напряжённости и миграционной активности, который поможет сформировать прогнозы и позволит вырабатывать правильные решения.

Одним из элементов системы мониторинга станут региональные колл-центры по приёму информации о конфликтных и предконфликтных ситуациях. Эти центры будут функционировать на базе одного из телефонов служб спасения, а при поступлении сигнала будут определять ответственных исполнителей от УВД до профильных подразделений региональных и федеральных органов власти. Регламент оперативного реагирования чётко определит порядок взаимодействия и порядок действия всех должностных лиц. Оперативное реагирование и ответственность должны стать ключевыми элементами такого регламента.

Координацию работы по предотвращению межнациональных конфликтов можно возложить на межведомственные комиссии при главах субъектов Федерации, которые созданы уже во многих регионах России. Там, где они не созданы, такие комиссии необходимо сформировать. В качестве аналога можно привести вертикально интегрированную систему противодействия терроризму, верхним звеном которой является Национальный антитеррористический комитет, а логическим продолжением выступают антитеррористические комиссии при главах субъектов Федерации и главах местного самоуправления.

Второе – работа со СМИ и реализация комплексной информационной кампании. Межэтнические конфликты часто раздуваются и подогреваются средствами массовой информации. Требуется комплексная работа и жёсткая ответственность за распространение ложной информации на федеральном и региональном уровне. ФЦП предусматривает поддержку медийных проектов, направленных на укрепление гражданского единства, создание специализированных рубрик и тематических передач на телевидении и радио, посвящённых этнокультурным проблемам, более активное присутствие в социальных сетях; нацеливает регионы на образовательные мероприятия по распространению знаний о народах России, воспитанию чувства ответственности за судьбу страны, формированию гражданского патриотизма и противодействию всякого рода фальсификациям, в том числе и фальсификациям нашей истории.

Третье – грантовая поддержка общественных инициатив. И четвёртое – непрерывное повышение квалификации государственных и муниципальных служащих, в компетенции которых находятся вопросы межнациональных отношений. Минрегион России совместно с Академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте России разрабатывают специальные программы повышения квалификации и переподготовки кадров.

Уважаемый Владимир Владимирович! В Российской Федерации разработаны 45 региональных программ в дополнение к стратегиям и планам мероприятий по их реализации в области межнациональных отношений. Ряд из них можно охарактеризовать как удачные, однако большинство не соответствует ни предъявляемым требованиям, ни указанным приоритетам. Это несмотря на то, что в сентябре текущего года Минрегион подготовил методические рекомендации по разработке региональных программ по укреплению единства российской нации и утвердил эти рекомендации приказом. Многие субъекты Российской Федерации не успели приступить к этой работе и предлагают продлить сроки. Просил бы своих коллег, глав субъектов Российской Федерации, закончить разработку таких программ, а Минрегион, в свою очередь, обратился бы в Правительство с просьбой продлить конкурс по отбору лучших программ до 20 декабря текущего года.

Хотел бы несколько слов сказать ещё об одной проблеме. В последние годы в общественном сознании смешались понятия «соотечественники» и «мигранты». Мобильным внутренним трудовым ресурсам мы придумали специальное определение – внутренняя миграция, тем самым «привязав» или приравняв граждан Российской Федерации к мигрантам или переселенцам. Конечно, временами возникает напряжённость во взаимоотношениях наших сограждан, но эти проблемы не имеют ничего общего с проблемами нелегальной иммиграции и натурализации внешних мигрантов. Корень этого зла скорее в снижении общего уровня культуры, духовности, взаимного уважения и веротерпимости. Мы забыли о том, что нравственный человек заканчивается раньше, чем начинается человек законопослушный.

Деструктивные силы пытаются внедрить в общественное сознание идею о том, что в основе межнациональных конфликтов всегда стоят конфликты межконфессиональные. Такая идеология для многонациональной России чужда и неприемлема. Российское государство с самого начала формировалось как многонациональное; роль традиционных конфессий в воспитании гражданина и общества неизменна и незаменима. Однако слова «культура» и «культ» этимологически связаны, это однокоренные слова. Перефразировав формулу лучшего справедливого государства, предложенную Иваном Александровичем Ильиным, [можно сказать]: церковь, мечеть, синагога – воспитывают, власть – правит, народ – творит.

Сегодня мы переживаем важнейший этап формирования государственной идеологии, поэтому излишний пафос общественного договора и механическое восприятие государственности в состоянии подорвать авторитет власти и даже её дух и добрую репутацию. Градус общественных настроений напрямую зависит от самочувствия русского народа.

Мы справедливо уделяем много внимания Северному Кавказу, Дальнему Востоку, коренным малочисленным народам Севера, однако тема русского народа в наших программных документах и целевых установках присутствует недостаточно. Пришло время подумать о программах развития Центральной России, Поволжья, зоны Нечерноземья.

Уважаемый Владимир Владимирович! События в Бирюлёве наглядно показали, как мало требуется для того, чтобы заполыхал пожар межнациональных конфликтов. Это был конфликт не русских с азербайджанцами, это была реакция людей на бездействие местной власти, на коррупцию в правоохранительной сфере и на повсеместное попирание закона. Анклав, своего рода резервация, нелегальных мигрантов формировался в Бирюлёве не один день и даже не один год. На протяжении всего этого времени люди сталкивались с равнодушием властей и применением практики двойных стандартов. Сегодня для государства важно системно подойти к решению таких проблем, мы должны не только взять под особый контроль места концентрации мигрантов, но и принять меры по совершенствованию работы правоохранительных органов и миграционных служб, формированию экономических барьеров для притока нелегальных мигрантов.

Учитывая, что на органы местного самоуправления возложена ответственность за состояние межнациональных отношений, важно предоставить им возможность в согласовании трудовых квот для мигрантов и делегировать полномочия по контролю за работодателями, которые используют труд иностранной рабочей силы.

У меня всё, спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Уважаемые коллеги, у нас хотели бы выступить Соколов Александр Валентинович, Мартенс Генрих Генрихович, Журавлёв Алексей Александрович, Зорин Владимир Юрьевич, Шевченко Максим Леонардович и в конце Чайка Юрий Яковлевич.

Давайте без докладов и без выступлений. Я постараюсь предоставить слово по возможности большому количеству присутствующих. Давайте просто в свободном режиме поговорим, без докладов. Мне кажется, это будет живее и интереснее. Хорошо?

Пожалуйста, просто руку поднимайте – я буду предоставлять слово.

Прошу, Николай Карлович [Сванидзе].

Н.СВАНИДЗЕ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я, поскольку никакого доклада, отдельного выступления не готовил, просто с Вашего позволения поделюсь своими соображениями по предмету. А соображения таковы.

По мотивам того, что произошло в Бирюлёве, в частности, потому что сейчас уйти от этого, наверное, никак нельзя, у меня ощущение, что началось нечто похожее на антимигрантскую истерику в стране.

Между тем, как сказал в своё время профессор Преображенский у Булгакова, «разруха не в сортирах, разруха в головах». На мой взгляд, наша национальная проблема состоит не в мигрантах, она состоит во взаимоотношениях между гражданами нашей страны, прежде всего разного этнического происхождения и вероисповедания. И здесь, честно говоря, у радикальных националистов, с одной стороны, и у террористов, у людей, которые стоят, скажем, за вчерашним взрывом волгоградского автобуса, как это вам ни кажется парадоксальным, цели одни и те же: эти цели – взорвать национальный мир в нашей стране, ухудшить, обострить межнациональные отношения.

Ведь ситуация на самом деле какова? Об этом сказал сейчас Игорь Николаевич, мне кажется. Я именно так понял, эту часть его выступления. Очень тяжёлая социальная атмосфера, особенно в спальных районах больших городов. Очень высокий уровень социального раздражения, особенно среди молодёжи. И этот уровень довольно умело и цинично канализируется профессиональными людьми, которые имеют, как правило, радикальную националистическую идеологию, канализируется в сторону межнационального неприятия. То есть, иначе говоря, социальная злоба трансформируется искусственно в злобу национальную, направляется соответствующим образом. Это, на мой взгляд, очень опасно и может иметь очень далеко идущие последствия.

Я согласен с тем, что не нужны никакие изменения в том, что касается визового режима. Я считаю, что это только ухудшит межнациональную ситуацию, усилит коррупционный фон и не приведёт ни к каким позитивным результатам.

Считаю, что здесь нужны меры разнообразного характера. Прежде всего усиление влияния местного самоуправления, выборного на муниципальном уровне. На мой взгляд, это очень позитивно повлияет на национальную обстановку на местах.

Второе, то, что говорилось о средствах массовой информации, и сейчас об этом тоже сказал Игорь Николаевич. Поддержка медийных проектов – это правильно. Но что мы сейчас имеем? Давайте посмотрим на это объективно. Мы имеем достаточно настильную, массовую, идущую уже долгие годы имперскую пропаганду. Имперская пропаганда может восприниматься как пропаганда патриотическая, как пропаганда славного прошлого нашей страны, но при этом она в большей степени способствует усилению националистических настроений, нежели патриотических.

Мне кажется, что нужно изменить вектор нашей государственной политики, нашей государственной пропаганды в сторону национальной терпимости, в сторону готовности людей разного этнического происхождения, вероисповедания, внешности, языка, культуры жить вместе друг с другом в одной стране, в стране под названием Россия.

Вы знаете, мы можем по-разному относиться к Соединённым Штатам, в частности к их внешней политике. Но что касается внутренней, там меньше полувека назад в южных штатах были таблички «Только для белых» – в общественном транспорте, национальных парках. Сейчас там Президент африканского происхождения. Это планомерная политика, жёсткая государственная политика, которая велась десятилетиями и достигла определённого успеха. Это фильмы, мы говорим о Голливуде, популярные фильмы, в которых если это детективы, то действуют два полицейских, один из которых – белый, другой – чёрный и этот чёрный – хороший, а если он плохой, то рядом десять чёрных – хороших. Это очень жёсткое отношение закона к любому проявлению национализма, в том числе в анекдотах, фольклоре, где угодно.

У нас мы не видим в средствах массовой информации, в кинематографе пропаганды, ещё раз повторяю, совместного проживания представителей разных национальностей, разных культур – этого у нас нет, этого у нас нет абсолютно. Таким образом, у нас нет фактически пропаганды нормальных, терпимых межнациональных отношений.

То, что касается мигрантов, где у нас программы, где у нас фильмы, в которых мы бы говорили о том, что мигранты – это не всегда абсолютное зло? Мы вроде бы как это с вами понимаем, что нам без них не обойтись, что нашей экономике без них не обойтись, что нам жить с мигрантами легальными, правильными, что не они виноваты в том, что происходит, виновата дикая коррупция, и они, приезжая в нашу страну, тоже становятся жертвами этой коррупции. Но у нас никакого позитива в том, что касается мигрантов, нет. Поэтому мы воспитываем отношение к мигрантам абсолютно негативное. Мы воспитываем национализм, а потом сами заигрываем на самом разном властном уровне с радикальными националистическими организациями и радикальными националистами, считая, что они и есть глас народа. Но глас народа соответствующим образом формируется. Если народу объяснять, что такое хорошо и что такое плохо, и объяснять грамотно и планомерно, то народ не дурак, и он это поймёт. Таким образом, мы идём на поводу сами у плодов нашей собственной пропаганды. Спасибо большое.

В.ПУТИН: Спасибо. Я предлагаю, чтобы коллеги высказались, потом, если позволите, я тоже несколько своих соображений сформулирую. Александр Валентинович руку поднимал.

Пожалуйста, Александр Валентинович.

А.СОКОЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Действительно тогда не буду говорить о своем докладе, который готовил, я выскажу несколько мыслей.

Мысль первая, которая прозвучала у Николая Карловича, связана с миграцией. Я бы хотел здесь заострить внимание на следующем. У нас фактически сейчас есть, как у государства и как у общества, дилемма. Дилемма заключается в следующем.

С одной стороны, Владимир Владимирович, Вы провозгласили в своих статьях и в дальнейшей деятельности Правительства идею российской интеграции, построения Евразийского союза. А союз – это объединение, где через границы перемещаются свободно товары, услуги и люди. С другой стороны, явно, действительно, антимигрантское настроение, которое существует в обществе.

В связи с этим я хотел бы поблагодарить Вас как главу государства за то, что Вы поставили фактически точку в вопросе дискуссии о визах, поскольку они, действительно, ничего не решают. А мы тем самым, если бы ввели визы со странами СНГ, бросили бы, во-первых, там своих соотечественников, которых там миллионы человек, а с другой стороны, просто тем самым ушли с постсоветского пространства на потеху наших конкурентов.

Мне кажется, неслучайно в общественном сознании появился новый враг. Раньше мы все время говорили о Кавказе, теперь говорим о таджикском строителе и узбекском дворнике. После того, как вышла Ваша статья, Владимир Владимирович, – о евразийской интеграции – и [прозвучал] эмоциональный ответ госпожи Клинтон по этому поводу, что мы не дадим России воссоздать СССР. Мне кажется, это неслучайно.

Второе. Как мне кажется, только запретительными мерами бороться с теми глобальными проблемами, которые сейчас возникают, объективно возникают за счет диспропорции экономического развития регионов внутри страны и России по отношению к окружающим странам, все равно, что строить забор против цунами.

Поэтому меры, которые здесь обсуждаются и которые есть в проекте протокола, связанные с движением России за пределы границ: строительство за рубежом центров для мигрантов, в которых их будут обучать и адаптировать к российской действительности, создание центров, о которых Вы говорили (пример Тамбова и Оренбурга, много таких примеров в Приволжском федеральном округе), – вот путь, по которому мы должны двигаться.

Второй тезис, который я хотел бы озвучить. Это вопрос, связанный с компетенцией региональных органов власти, силовых структур, которые действуют непосредственно рядом с жителями. Сейчас есть просто вопиющие случаи невежества. Я неоднократно даже от региональных чиновников слышу, когда езжу по стране, меня спрашивают: "А с Дагестаном у нас безвизовые [отношения]?". Недавно произошло задержание в Санкт-Петербурге гражданина России с паспортом, выданным в Республике Тыва. Полицейские просто не знали о существовании такого субъекта Российской Федерации, поэтому посчитали, что это фальшивка.

Мне кажется, что вопрос, который и Вы поднимали, и поднимал Министр регионального развития, об обучении региональных чиновников и [сотрудников] органов внутренних дел, он просто злободневен. За 2014-2015 годы мы должны несколько тысяч чиновников уже попытаться начать обучать, и аналогичная программа должна быть принята в МВД. Необходимы, мне кажется, спецкурсы по этнологии в базовом образовании будущих госслужащих, работников силовых структур и журналистов.

Третий тезис, который, мне кажется, очень важным, особенно на региональном уровне. В вопросах межнациональной политики недооценивается роль института гражданского общества. А нацию составляют граждане, а не население. Население постоянно ищет опору в родовых, клановых, этнических общностях, поэтому здесь необходимо ориентировать наши региональные и муниципальные власти на поддержку различных форм социальной практики, особенно это касается молодежи. В федеральной целевой программе, которая принята, есть молодежное направление – лагеря "Патриот", "Диалог", "Многонациональная Россия".

Владимир Владимирович, думаю было бы правильно, если бы Вы как руководитель государства дали некий посыл для молодых людей и запланировали в следующем году посещение какого-то значимого молодежного события, связанного с межнациональными отношениями, в котором участвует большое количество именно гражданских молодежных организаций.

И последнее. Мне кажется, что для поощрения гражданских инициатив тоже было бы неплохим сигналом создание некоего фонда на федеральном уровне. Мы с коллегами обсуждали, допустим, название [фонда] "Российская нация", который бы поддерживал не отдельные этнические группы, не проекты поддержки каких-то отдельных культур, а именно движение по межнациональному согласию, и проекты, связанные с формированием российской гражданской нации.

В.ПУТИН: Спасибо.

Максим Леонидович, пожалуйста.

М.ШЕВЧЕНКО: Спасибо.

Господин Президент! Уважаемые дамы и господа!

Вы знаете, свободный обмен мнениями, спасибо, Владимир Владимирович, что Вы позволили адресоваться к тем актуальным и ярким, жестким вопросам, которые сегодня обсуждаются, коллеги уже начали такими достаточно внятными тезисами.

Позволю себе не согласиться со своими коллегами, особенно с Николаем Карловичем [Сванидзе], в контексте оценки национализма. Считаю, что развитие свободного демократического общества, развитие местного самоуправления как формы ответственности людей за то непосредственное место жизни, которое составляет для них важнейшую суть, неизбежно будет приводить к росту тех идентичностей, которые связаны и с усилением влияния в обществе, тех идентичностей, которые связаны с ощущением себя человеком, живущим не просто в абстрактном мире, а на конкретной территории, в конкретном регионе, в конкретной стране.

Факт остается фактом, наша страна была, есть и будет не просто собранием абстрактных народов, но и собранием людей, которые будут гордиться своими народами и, возможно, будут националистами. Надо проводить ясную грань между неприемлемым радикализмом, который ведет к экстремизму, и национализмом, как формой национального самосознания. Национальное самосознание русского народа, о котором так со страхом многие говорят, особенно либеральная интеллигенция в городах, на самом деле является оплотом стабильности нашего государства. Самочувствие русского народа является фундаментом самочувствия, уверен, и всей государственной системы.

Поэтому мне представляется, что, конечно, проблемы, которые обсуждаются, в частности, с возникновением в России рынка так называемой свободной иностранной рабочей силы, как правило, инокультурного населения, имеют, конечно, прямое отношение, в том числе и к стабильности нашего государства, которое базируется на самочувствии русского народа.

Я являюсь тоже противником введения виз, но я являюсь сторонником ужесточения трудового законодательства в рамках ответственности работодателя за приезжающего сюда работать человека. Считаю, что, безусловно, должен быть сформирован следующий пакет, без которого человек не может приехать работать в Россию: трудовой контракт или трудовое соглашение, медицинское страхование, пенсионное страхование, обратный билет, что существенно, и привязка к конкретному месту жительства, которое должен ему обеспечивать работодатель.

Почему, когда я приезжаю во Францию (я читал лекции в одном из университетов), с меня все это требовали? Я не возражал совершенно, собирал всё это и регистрировался в вполне демократической стране. Считаю, что это является одним из способов регулирования иностранного и инокультурного присутствия в тех местах, где люди не имеют в полной мере ощущения, что они являются хозяевами своей жизни, будь то Западное Бирюлево или будь то еще какие-то места.

Причем это не проблема только русских территорий, населенных преимущественно русским населением, на Северном Кавказе, где я работаю, сталкиваюсь с большим завозом китайцев, вьетнамцев, таджиков, узбеков. При всем огромном уважении к этим людям не могу не спрогнозировать, что это приведет в следующей итерации, на следующем шаге к каким-то тоже конфликтным ситуациям. Поэтому обуздание капитала, который, понятно, зарабатывает на дешевой рабочей силе, введение его в правовые и государственные рамки, мне кажется, является важнейшей задачей.

Не могу не коснуться, два слова не сказать, если позволите, по той теме, к которой я готовился, о СМИ, об ответственности журналистского сообщества. Об этом много говорится, много есть попыток переложить ответственность на журналистов, но журналисты в свободной Российской Федерации (и наша страна по-настоящему является одной из самых свободных в рамках общественной дискуссии) выражают мнение общества, по большому счету. Я, будучи даже несогласным с моими коллегами, считаю, что невозможно обуздать свободу дискуссии, свободу слова бюрократическими или запретительными мерами.

В России растет так называемый список запрещенных книг, который насчитывает уже тысячи наименований. Причем я считаю, что некоторые решения местных судов, благодаря которым эти книги попадают в этот список, являются не просто абсурдными, но и противоречащими стратегической политике нашей страны.

В частности, когда транспортная прокуратура Новороссийска запрещает Коран в переводе Эльмира Кулиева, абсолютно светского азербайджанского ученого, который выдержал в России девять переводов и считается одним из лучших научных переводов (я знаю Эльмира Кулиева, это абсолютно светский человек, не имеющий никакого отношения не только к ваххабизму, но я бы даже не назвал его религиозным человеком), то это вызывает абсолютное непонимание.

Или когда суд города Городищи Пензенской области при экспертизе 21-летней аспирантки и 23-летней аспирантки запрещает "Завещание" Имама Хомейни, одного из основных политических документов в принципе дружественного нам государства Иран, благодаря чему МИД потом должен объясняться с Ираном, что это не то, что имелось в виду, и так далее. То есть систематизация в этой сфере и какая-то номенклатуризация этой деятельности, мне кажется, существенна.

С журналистским сообществом надо работать не методом запретов дискуссии, а методом эффективной контрпропаганды, высказывания той позиции, той политики, которая была отражена в Вашей статье, которая касалась национального вопроса и которая является фундаментальным политическим базисом для нашей деятельности в этом направлении, и конечно, Стратегии национальной политики.

К сожалению, инструменты, которые могли бы и в свободном сетевом сообществе, в Интернете, давать какой-то контур, образ событий, в недостаточной степени развиты. Могу сказать, что и так называемые респектабельные СМИ (конечно, трудно их заставить что-либо делать в этом направлении; предпринимаются шаги, я думаю, об этом еще сегодня будет сказано) – работа с журналистским сообществом системно не ведется на должном уровне.

Завершая, еще раз подчеркну, я считаю, что формы национализма, которые привязаны к самоощущению людей, к местному самоуправлению, не надо запрещать. Наша страна является совершенно уникальной цивилизацией, которая постулирует рационалистские ценности в противовес неолиберальной западной цивилизации, и это притягивает внимание и симпатии многих народов к Российской Федерации. Вы знаете, что многие местные советы, допустим, приняли законы о запрете пропаганды гомосексуализма, которые с негодованием встречаются некоторыми деятелями из неолиберальной Западной Европы. Но это позиция наших народов, это позиция местного самоуправления, это позиция наших людей, это позиция нашей культуры – православной, исламской, буддистской, иудейской, других культур народов нашей страны.

Мне кажется, что надо работать с реальностью, а не навязывать России какую-то очередную либеральную утопию борьбы с национализмом, на самом деле выталкивая формы национального самосознания из конструктивного государственного строительства в некое оппозиционное пространство, где они становятся добычей и экстремистов, и террористов, как мы видели по недавним событиям.

Спасибо.

В.ПУТИН:  Спасибо большое.

Пожалуйста, Владимир Юрьевич.

В.ЗОРИН: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые члены Совета!

Во вступительном слове прозвучали слова об очень важной дате в нашей жизни - это 225 лет Указа Екатерины II о формировании общего духовного и культурного пространства в нашей стране. Действительно, когда мы говорим о необходимости формирования общих ценностей, то здесь необходимо обращать внимание и на религиозные ценности, и на этнокультурные традиции. Ведь учение ислама, как и других традиционных религий России, выступает за равенство народов, уважительное отношение к культурному разнообразию.

В Стратегии госнацполитики отражен именно такой сбалансированный подход. Документ делает акцент на роли религии в сохранении межнационального согласия, в деле предупреждения и разрешения конфликтов.

Я убежден, что в этой важной работе многое зависит от правильной постановки приоритетов и системности. Прежде всего, речь идет о подготовке и профессионализме священнослужителей. Можно сказать, что исламское образование становится составной частью работы по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений. Низкий уровень подготовки мусульманского духовенства и как следствие более высокая популярность радикальных проповедников, обучившихся за рубежом, – одна из причин роста радикальных настроений среди молодежи.

За последние годы в Южном, в Северо-Кавказском федеральных округах, Дагестане, других национальных республиках, в Москве создана сеть светских и духовных учебных заведений. К преподаванию в них привлекаются не только светские ученые и специалисты, но и авторитетные мусульманские деятели. Однако действует эта система разобщенно, единообразия подготовки имамов не сложилось.

В этой связи я хотел бы, коллеги, обратить ваше внимание на инициативную постановку вопроса в Приволжском федеральном округе. Здесь по Вашему поручению, Владимир Владимирович, реализуется пилотный проект в сфере конфессионального образования. Буквально вчера в Уфе и Казани открылись курсы повышения квалификации имамов, на которых за три года планируется обучить всех имамов округа, а это 2920 человек.

Надо отметить, что программы имеют религиозный и светский блоки дисциплин, 50 на 50, что особенно важно, они прошли рецензирование в Совете по исламскому образованию и были рассмотрены Министерством образования и науки страны.

Акцент в работе курсов делается не только на переподготовке кадров, но и на формировании у них ответственной гражданской позиции, правовой грамотности. При этом курсы – не самоцель, а первый шаг, без которого нельзя перейти на следующий уровень конкурентоспособного исламского образования.

В настоящее время разрабатывается его концепция, которая будет включать взаимосвязанные между собой три уровня, работающие в едином методологическом, методическом и программно-образовательном пространстве. Это среднее мусульманское образование в медресе, высшее исламское образование на базе исламских вузов округа с привлечением сил светских научных учреждений и непрерывное повышение квалификации. Основной целью здесь является воспитание российского мусульманского священнослужителя.

На сегодняшний день имам – это базовый элемент развития мусульманской общины в России. Реализация проекта позволит духовным управлениям при поддержке органов власти сформировать кадровый резерв. Организация подготовки собственных кадров приведет, на мой взгляд, к формированию системы конкурентоспособного отечественного обучения, значительно сократится количество молодежи, выезжающей за рубеж для получения религиозного образования.

В этой связи было бы логичным переформатировать комплексную программу содействия развитию сферы религиозного исламского образования, которая реализуется Министерством образования России, на поддержку создания мусульманских образовательных центров. Опыт округа показывает необходимость и возможность нового подхода к системе конфессионального образования в масштабах всей страны, но здесь усилий одного округа будет явно недостаточно. Данные механизмы требуют своего закрепления в законодательной базе и единых методологических подходов. Они могут стать обязательными для исполнения органами государственной власти.

Мне кажется крайне важным сегодня в протоколе отразить или сформулировать предложения соответствующим ведомствам проанализировать состояние исламского образования в стране и проработать вопрос создания на базе российского исламского университета (город Уфа) российского исламского института в Казани и других подобных учебных заведений в качестве пилотного проекта, организацию трехуровневой системы обучения и переподготовки кадров. Уверен, что подобная мера послужит достижению целей и задач государственной национальной политики.

Может быть, это не совсем в духе вопросов о миграции, но вопрос очень актуальный и важный, на мой взгляд, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН:  Спасибо. Генрих Генрихович, пожалуйста.

Г.МАРТЕНС: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Межнациональные отношения не только в России, но и во всем мире характеризуются высокой динамикой и высокой степенью взрывоопасности. Именно поэтому так важно постоянное проведение системного мониторинга и анализа ситуации.

Здесь я вполне согласен с тем, что высказывалось Вами, Владимир Владимирович, и Вами, Игорь Николаевич. Хотел бы только дополнить несколькими тезисами эту тему.

Во-первых, хочу сказать, что перед тем, как мне поручили подготовить выступление, мне дали целый блок материалов по мониторингам, различным видам мониторингов, проводимых разными министерствами. Должен сказать, что я пригласил еще специалистов и перед тем, как наша небольшая группа стала анализировать эти все виды мониторинга, у нас была достаточно четкая, ясная картинка в голове. После того, как мы прочитали больше половины всех этих данных по мониторингам, должен откровенно сказать, картинка исчезла, она оказалась абсолютно размытой.

При анализе выяснилось, во-первых, у нас осуществляют на сегодняшний день Министерство регионального развития, ФСО, Минюст, МВД, Генпрокуратура, научный мониторинг осуществляется целым рядом научных институтов и университетов, фрагментарно мониторингом занимается ряд общественных организаций. Однако до сегодняшнего дня отсутствует сколько-нибудь значимая межведомственная координация между всеми этими видами мониторинга. Отсутствует единый инструментарий, нет единой методики, на основании которой можно проводить и оценивать результаты этого мониторинга. Собирается огромное количество индикаторов, часть из которых носит абсолютно формальный характер и не представляет никакого интереса для государственных органов.

Мы столкнулись с тем, что часть индикаторов на протяжении, скажем, последних 10-12 лет не менялась. Но ситуация в стране меняется. Как могут оставаться одни и те же мониторинги? Я понимаю, базовое количество должно оставаться прежним, но мы же должны отслеживать ситуацию, двигаться вместе с ней и не только двигаться вместе с ситуацией, но мы должны работать на опережение.

Таким образом, у меня сложилось впечатление, что единой системы мониторинга в стране не существует. Вместе с тем, если не создать такую единую, вертикально интегрированную систему мониторинга – муниципальный уровень, региональный уровень и федеральный уровень – мы будем обречены на бесконечное следование за ситуацией, тушить пожар, а не за предотвращать его. Мы должны работать, это четко и ясно, на опережение ситуации.

В этой связи, что я хотел бы предложить. Первое. Должны быть созданы региональные мониторинговые центры при главах администраций субъектов Федерации. Глубоко убежден, что такие мониторинговые центры должны работать именно как госструктуры. Не научные, не общественные, а именно как госструктуры. Там должны быть специалисты из государственных органов, с ними должны работать специалисты из силовых структур и представители научного сообщества.

Второе. В регионах должны быть созданы "горячие линии" и должны быть созданы региональные группы оперативного реагирования. По примеру последних конфликтных событий мы видим, что в ряде случаев чиновники не знают, как им поступить: либо они сидят в кабинетах, либо они выходят из кабинетов и не представляют, как им действовать в таких нестандартных ситуациях. Должны быть созданы такие группы оперативного реагирования, и они должны быть вооружены современными теориями, знаниями, алгоритмами, как предотвращать и как ликвидировать конфликт, как привести ситуацию к стабилизации.

Безусловно, должна быть информированность населения, и то, о чем говорил Максим Леонидович, работа с населением должна вестись через средства массовой информации. Это должна быть откровенная работа. Ведь, скажем так, мы не должны думать, что наши люди чего-то не понимают или что-то им можно объяснить не то, что есть на самом деле. Мы должны говорить откровенно, но, вместе с тем, при этом должна быть высочайшая степень ответственности. Тема межнациональных отношений – это одна из самых болезненных тем в нашем обществе.

Полностью поддерживаю прозвучавшее здесь предложение об обучении, о создании системы обучения, повышении квалификации и переквалификации для госслужащих и муниципальных служащих. Без того, чтобы мы вооружили этих работников соответствующими знаниями, мы не сможем эффективно и оперативно решать конфликтные ситуации.

Общественные советы, которые существуют при главах администраций, должны заниматься каждым таким случаем. Должны тщательно разбирать эти случаи, обсуждать, что было сделано не так, каким образом дальше двигаться для того, чтобы предотвратить такие конфликтные ситуации. Более того, членов общественных советов необходимо нацеливать на активное участие в разработке среднесрочных и долгосрочных мер по профилактике конфликтов и межэтнической напряженности в регионах.

Хотел бы в качестве положительного примера привести ту работу, которая проводится в Приволжском федеральном округе. Возможно, эту работу необходимо обобщить и распространить опыт на другие регионы.

На что я еще хотел бы обратить внимание. Понимаете, когда мы говорим о создании системы регионального мониторинга, это правильно, потому что конфликты проходят в регионах. Но вся информация должна стекаться в единый федеральный центр. Предлагаю создать на федеральном уровне центр мониторинга и анализа состояния межнациональных отношений, своеобразный ситуационный центр. Именно в этом центре должна собираться и анализироваться вся поступающая из регионов и федеральных структур информация, и по результатам анализа этой информации для высшего руководства страны должны формироваться конкретные предложения по оперативным и стратегическим управленческим решениям.

Уважаемый Владимир Владимирович, поскольку речь в конечном итоге идет о высшем приоритете – о национальной безопасности Российской Федерации, предлагаю, чтобы такой центр был создан в качестве подструктуры Администрации Президента Российской Федерации.

В заключение хотел бы подчеркнуть, что те предложения по мониторингу, по созданию системы мониторинга, которые здесь звучали, и те тезисы, которые я дополнял, эти предложения, они сами по себе не могут излечить ситуацию. Это как градусник, который в руках умелого врача показывает температуру в том или ином регионе, в той или иной части тела, помогает поставить правильный диагноз и назначить правильное лечение.

Создание такой единой системы мониторинга и анализа межнациональных отношений отвечает долгосрочным интересам по защите национальной безопасности Российской Федерации и позволит руководству страны принимать основанные на комплексном анализе, в том числе и научном, ситуации оперативные стратегические решения. Полагаю, что это не задача завтрашнего дня. Исходя из реальной ситуации в стране и исходя из того, что мы хотим успешно реализовывать стратегию госнацполитики, это задача, требующая незамедлительного решения.

Благодарю Вас за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо. Прошу, Алексей Александрович.

А.ЖУРАВЛЕВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Уважаемые коллеги! В моем докладе в рамках регламента я постараюсь коснуться четырех проблем.

Первый блок – это критерии оценки эффективности миграционной системы. Нам нужна современная и прагматичная система регулирования миграционных отношений, соответствующая национальным интересам и принципам национальной политики России, с четко определенными критериями оценки эффективности. Для такой оценки я бы предложил два основных критерия. Первый критерий – это соотношение между мигрантами, лояльно настроенными к Российскому государству и считающими себя частью российского общества, и теми, кто считает себя чужими в нашей стране. Второй критерий – это соотношение между количеством высококвалифицированных и низкоквалифицированных внешних мигрантов, то есть качественный аспект миграции.

Сегодня подобных оценочных механизмов нет. Считаю, что к их разработке надо привлечь экспертное сообщество, ученых, например, институты этнологии и социологии Российской академии наук, которые могли бы выработать специальную оценочную систему, так как государство все-таки выделяет достаточно серьезные средства на реализацию Концепции государственной миграционной политики, а четких ее критериев не существует.

Во втором блоке хотел бы коснуться усовершенствования нормативно-правовой базы миграционной политики. Сегодня миграционные отношения регулируются массой различных документов. Это Концепция государственной миграционной политики, Стратегия государственной национальной политики, порядка 52 федеральных законов, 18 указов Президента, порядка 150 постановлений и так далее.

Во всем этом многообразии может разобраться только высококлассный юрист. Здесь существует необходимость разработки единого документа, допустим, миграционного кодекса, который сделает правовую базу единой, прозрачной и понятной как для самих мигрантов, так и для граждан России, а также определит ответственность за ее невыполнение. И здесь, естественно, главный принцип – это равенство всех перед законом.

Предлагаю от имени Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям рекомендовать Правительству разработать миграционный кодекс и, соответственно, подключиться и Федеральной миграционной службе, и депутатам Государственной Думы, членам нашего Совета.

В третьем блоке хотел бы коснуться координации работы государственных органов, ответственных за реализацию основных направлений миграционной политики. Сегодня миграционная проблема относится к компетенции различных ведомств, есть определенные полномочия у Федеральной миграционной службы, у Министерства труда и социального развития, Минрегиона, Минздрава, Минобразования и ряда других. Необходим федеральный координационный центр по миграционной политике либо уполномоченный орган при Президенте Российской Федерации.

Такой орган должен подчиняться непосредственно Президенту и иметь все полномочия для координации миграционной политики государства и за свою работу должен нести ответственность перед Президентом и, естественно, перед всей страной. При необходимости можно разработать законодательные акты, регулирующие его деятельность.

<…>

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, будем заканчивать. Хочу вас поблагодарить за совместную работу, за дискуссию

Что бы хотел сказать в завершение. Не буду вступать в полемику с некоторыми участниками нашей встречи, хотя, действительно, хотелось бы поспорить. Но мы собрались не для того, чтобы поспорить, а для того, чтобы послушать друг друга и реализовать те предложения, которые вы формулируете, в практической работе и президентских структур, и Правительства Российской Федерации.

Тема, которой мы занимаемся, крайне важна не только для нас –  практически для всех развитых стран. Вы знаете, насколько серьёзными эти проблемы являются и в Европе, и в Северной Америке, и в других частях света. Некоторые наши коллеги в Европе говорят о провале своей национальной политики за последнее десятилетие. Мы не то что говорить – мы даже подумать об этом не имеем права, потому что у нас многонациональная страна.

Сегодня я встречался с лидерами мусульманского духовенства и об этом уже говорил неоднократно: наши мусульмане, российские, – это наши граждане, у них другой Родины нет. И так можно сказать обо всех народах, проживающих на территории Российской Федерации, потому что это самая большая, но всё-таки часть нашей бывшей единой большой Родины – Советского Союза, и здесь есть и проблемы из-за того, что мы складывались как многонациональное и многоконфессиональное государство, но есть, безусловно, и свои огромные плюсы. Поэтому мы должны опираться на всё хорошее, всё позитивное, что было наработано в последние десятилетия, и опираться как раз на эти плюсы и преимущества многонациональной, многоконфессиональной страны, которая должна создавать устойчивую базу развития.

Разумеется, есть проблемы, и проблемы достаточно острые. К сожалению, надо сказать, что сегодня мы имеем дело с неумением и подчас нежеланием навести порядок и грамотно решать вопросы. С неумением – потому что раньше мы с такими проблемами не сталкивались никогда, жили в едином большом государстве, не было никаких границ. Теперь границы образовались, другие государства образовались. Визового режима нет. И вопрос в том, что, если мы его введём (можно об этом подумать), будет ли лучше. Тоже проблемный вопрос: та коррупция, о которой здесь справедливо говорили, может переместиться с рынков на границу. Вопрос в грамотном, правильном и жёстком администрировании проблем, о которых мы сегодня говорим.

Здесь, безусловно, нельзя не согласиться с теми коллегами, которые говорят о том, что нужно совершенствовать трудовое законодательство. Совершенно верно, ведь в значительной степени то, что мы сейчас наблюдаем, это, извините за моветон, отрыжка дикого капитализма, это примерно то же самое, что залоговые аукционы в сфере собственности когда-то. Использование дешёвого труда мигрантов – это проблема экономического, прежде всего, характера. Но, безусловно, и здесь, если наводить порядок жёстко, последовательно, цивилизованно, разумеется, – можно и нужно добиться результата.

Не думаю, что у нас есть какие-то непреодолимые проблемы. Они все решаемы. Но их решать нужно, нужно над этим думать, формулировать предложения. Ради этого мы с вами и собираемся.

Хочу вас действительно искренне поблагодарить за ваше участие не только в сегодняшнем нашем заседании, но и за участие в том смысле, что вы думаете над этими проблемами, ищете решения и предлагаете их. Наверное, не все могут быть реализованы, но мы их тщательно проанализируем, отсортируем, и то, что реализуемо, будем внедрять в практическую жизнь.

Спасибо большое.

Источник: Новости с сайта Администрация Президента РФ. от 22.10.2013г.

http://президент.рф/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/19475

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх
Яндекс.Метрика